?

Log in

No account? Create an account
 
 
25 February 2007 @ 02:07 am
сказка про девочку Женю и большого оранжевого дракона  
Девочку звали Женя.
Родители вообще сразу придумали, ещё до её рождения, что назовут Женей. Осень удобно – не прогадаешь, мальчик или девочка. Всё равно Женя. Это они так решили.

Вообще странно, что это родители выбирают имя, а человек потом живёт с ним всю жизнь. Даже если в душе он вовсе не Женя. Так думала девочка Женя, и сушила сухарики в духовке на кухне.

Сухарики она делала сама. Мама покупала в магазине батон белого, и кирпич – чёрного хлеба. Коричневого на самом деле. Женя нарезала хлеб на ломтики, потом на квадратики, а потом сушила в духовке. И получались сухарики.

Иногда она посыпала сухарики сахаром, а иногда – солью. Это не зависело от дней недели.

Женя никогда не ела эти сухарики. Она складывала их в синий полиэтиленовый мешок и ждала, когда мама пойдёт с ней гулять.

В соседнем дворе жил дракон. Он был большой и оранжевый, когда-то у него было три головы, но со временем осталось только две, и на месте третей головы торчали концу ржавой проволоки.

Но дракон всё равно был самый лучший. Так думала девочка Женя.
Она вкладывала ему сухарики – аккуратно, чтобы не укусил, - в открытую пасть. Там, в пасти, могла уместиться вся Женя целиком. Если бы, конечно, съежилась и подтянула к подбородку ноги в зеленых рейтузах.

Поев, дракон всегда становился веселее. Женя смотрела на его большие каменные крылья, покрытые оранжевой штукатуркой, и не понимала - почему он не улетает?
Такой уродливый двор-колодец.
Такие старые мусорные баки.
Такие спиленные деревья вокруг дракона.
Такой большой красивый дракон.

Однажды Женя спросила об этом маму. Мама читала Франсуазу Саган в мягком переплёте с обтрепавшимися уголками. Мама посмотрела на Женин затылок. Мама сказала «Потому что тебе не с кем будет играть».

«Потому что тебе не с кем будет играть» - сказала мама.

С тех пор Женя очень испугалась. Дракон не может улететь из-за неё, Жени. Не может улететь в своё драконье гнездо. Сидит безвылазно в Петербурге, а здесь, между прочим, плохой климат.

Изо дня в день маленькая девочка Женя продолжала сушить для дракона сухарики. Иногда она уговаривала его улететь, иногда просто молча кормила его с рук.

А потом Женя пошла в первый класс гимназии при филологическом университете СПбГУ, и перестала заходить во двор к дракону. Потому что гимназия была далеко, в другом районе.

А потом дракон перестал сниться Жене по ночам, потому что она уставала за целый, бесконечно-длинный день в школе, а ещё в продлёнке.

А потом Женя уехала в другой город.
А потом ей исполнилось тридцать семь.

***

К тридцати семи годам Женя привыкла к своему имени. Не то, чтобы она его полюбила, но привыкла.
Так всегда случается, если живёшь с чем-то долгое время: например, с хроническим гастритом или любимым мужчиной.

Теперь когда Женя шла гулять, она не надевала больше синие шерстяные рейтузы. У неё были красивые бутылочно-голубые джинсы фирмы «Lee».
Женя очень лила свои джинсы фирмы «Lee», и чувствовала себя в них лучше, чем в рейтузах.
Если быть до конца честным, она уже забыла, как она чувствовала себя в колючих рейтузах.

Впервые в своей тридцати семилетней жизни Женя пришла к дракону с пустыми руками. Она взяла с собой сухарики.

Женя не очень помнила, в каком из дворов был построен дракон. Во дворе, где она жила в детстве, теперь была новая детская площадка, с горками, качелями, и плакатом «Единая Россия».

Женя обошла много дворов, прежде, чем нашла своего дракона. Все дворы были одинаковые.

Дракон сидел посреди маленького проходного двора, потускневший и грязный, от единственной уже головы до самого хвоста разрисованный непонятными английскими словами. Скорее всего, это была чёрная краска из баллончиков.

Он смотрела на Женю грустными глазами. Он узнал её, несмотря на то, что Женя теперь носила голубые джинсы и красила волосы в чёрный цвет.

Наверное, дракон думал про себя, что рыжие волосы шли Жене больше.

Женя посмотрела в его грустные глаза. А потом заглянула в его голодный, раскрытый рот. Во рту у дракона были обёртки из-под мороженного и пустые пачки сигарет. Женя поняла, что теперь она точно не сможет поместиться у него во рту.

Женя заплакала.

«Подожди» - сказала Женя.

Женя погладила дракона по грязному каменному носу и сказала «Подожли».

Дракон, конечно, согласился. Он ведь очень любил Женю, даже несмотря на то, что она покрасила волосы в чёрный цвет.

Женя вернулась во двор, и тогда уже потихонечку стало темнеть. В Петербурге вообще всегда темнеет рано, особенно во дворах.

Женя принесла с собой большой батон белого хлеба.

«Ты знаешь, ты всегда ждал меня здесь, и не мог улететь в своё гнездо» - сказала Женя.

«А мой муж никогда меня не ждал. Он мог лететь куда захочет» - сказала Женя.

Дракон благодарно смотрел, как Женя отщипывает от батона маленькие кусочки. Женя осторожно вкладывала кусочки хлеба ему в рот.

«Я так долго не кормила тебя, а теперь мы разводимся с мужем» - сказала Женя.

А потом во дворе совсем стемнело, и пора было идти домой.